Герои среди нас

«Когда работать и легко, и сложно»

Джумагулова Галия Каиркеновна Руководитель ГУ «Специальная общеобразовательная школа № 19 города Экибастуза»

В сфере специального образования я работаю уже около 15 лет. Моя педагогическая деятельность началась в 1987 году в обычной общеобразовательной школе учителем начальных классов, а потом началась перестройка, стали происходить большие перемены в системе образования и мне предложили стать руководителем психолого-медико-педагогической консультации. Это было в 2003 году. На протяжении 10 лет я непосредственно консультировала, диагностировала детей с проблемами в развитии, с трудностями в обучении, вместе со своей командой. Команда специалистов в консультации – это важный пункт работы, нужно было учиться понимать друг друга, дополнять. Думаю, что коллектив сложился грамотно. Я могла остаться там, но обстоятельства иногда сильнее нас, нужно было возглавить специальную коррекционную школу-интернат для детей с ограниченными возможностями, и поэтому более двух лет я работала руководителем СОШИ №3 в городе Аксу. Жизнь не дает сидеть на месте, по стечению обстоятельст, я вернулась в город Экибастуз, где стала руководителем школы №19, она для детей с нарушением интеллекта.

Работать и легко, и сложно. Легко, потому что ты знаешь, что ты делаешь, можешь подсказать, можешь объяснить и родителям, и педагогам, в чем наши цели и задачи. Тяжелее в том, что сейчас уровень развития детей стал совершенно другой.

Раньше мы встречались только с классической умственной отсталостью. Детки, которые заканчивали нашу школу, были практически не видны, они «растворялись» в социуме, находили себя в простой работе вахтера, младшего обслуживающего персонала, работника теплицы и т.д. И только специалисты могли увидеть, что это дети из спецшколы.

Особая категория детей, из-за которых я осталась в специальном образовании – это дети с аутизмом. Их становится все больше, к сожалению, и именно эта категория требует сейчас особого внимания. Это как знак Космоса – вы уже знаете и умеете работать с умственно отсталыми детьми, а здесь задача сложнее, здесь много неизвестных величин. Значит, надо искать пути решения и помогать семьям детей с аутистическими расстройствами.

Меня часто спрашивают: может, есть какие-то личные причины, почему я здесь. Нет. Я однажды прочитала книгу Ирис Юханссон «Особое детство», и поняла, что благодаря ежедневному кропотливому труду ее отца и близких родственников, Ирис смогла выбраться из безкоммуникативного состояния. Автор этой книги сама, будучи ребенком, имела тяжелую форму аутизма. И если это удалось сделать для одного ребенка, значит, есть шансы помогать и другим, используя опыт семьи Ирис.

У нас в школе ведется проект «Школа родителей детей с аутизмом». Мы ставим сейчас задачу создать ассоциацию родителей детей с аутизмом, и в том числе – детей с особыми образовательными потребностями.

Еще одна задача – она, может быть, сложнее, чем обучение детей - научить родителей жить с тем, какая ситуация у них сложилась. Учить их жить в этой ситуации, не боясь осуждения, не боясь каких-то негативных отзывов, не боясь косых взглядов жить с таким ребенком, которого дал Бог. Это, наверное, и есть наша основная миссия, помогать семьям радоваться жизни с тем, что есть. 

За мной – большой коллектив. Нас 39 педагогов. Есть еще педагоги, с которыми я работала на протяжении 15 лет, – это мои единомышленники. Много добрых и умных людей, которые работают в сложной, но очень нужной системе.

Перед нами не стоит обязательная задача учить таких детей читать и писать – это прописано во всех инструкциях. Но мы должны научить их трудиться. Чтобы они могли сами себя обслужить в быту, могли что-то делать своими руками, чтобы потом не зависеть ни от кого. Чтобы быть максимально социализированы.

У меня много детей-любимчиков, сложно выделить кого-то одного. Гульшаш, ученица из Аксу, закончила сейчас 8 класс. Она научилась хорошо и аккуратно шить. У этой девочки есть рабочее будущее, есть хороший потенциал.  Я вижу, что она будет дальше в жизни шить, она понимает, что она делает. И то, что она делает как мастер швейного дела, она делает очень хорошо. Конечно, ей нужна будет направляющая помощь, но умение уже есть, а это главное.

У нас есть мальчик с аутизмом - Илья, у него очень отважная мама. Знаете, вот это одно из моих педагогических достижений. Мы долго ее убеждали, что ребенку нужна специальная помощь, что только наша школа сможет ей помочь, она долго шла к этому решению. И вот сейчас ее ребенок закончил третий класс, он усидчив, умеет декламировать стихи. Практически не боится публики. Понимаете, какое это достижение для такого ребенка?  И за этим результатом стоит его мама, которая каждую секунду посвящает ребенку. Сейчас у нее новый этап развития: мы ее учим, чтоб она не забывала о себе, что она все-таки молодая женщина, и не должна отказывать себе в каких-то наших жизненных потребностях. И Илья тоже понимает, что маме надо отдыхать, ну те же ногти накрасить, он в это время просто сидит рядом. Илье сейчас 9 лет, он пошел в 4 класс, замечательный мальчишка, его большие и маленькие успехи – все это благодаря его маме. Она научилась слушать специалистов, научилась работать со своим ребенком. Она этим живет, она понимает на 100 процентов, что вот это ее жизнь и в этом ей нужно находить свои плюсы и минусы.

Однажды приходит на консультацию мама с ребенком, у которого сложное нарушение развития – ДЦП, нарушения интеллекта. Мама в отчаянии. Семья распадается. Она не знает, что делать, ребенку всего 4 года, а папа из семьи уходит.  В процессе беседы объясняем  – ребенку нужна реабилитация. И не в одиночку, а вместе, семьей. Мужчины – у них же такое мышление, они видят только то, что впереди, они не видят бытовой перспективы. В долгих ежедневных беседах мама пришла к пониманию, что, да, ребенок  есть, ребенок с проблемами, но при этом есть семья, и в семье вы нужны мужу как женщина. И понимание этого до нее дошло. Через какое-то время пришел папа, начался новый виток бесед, консультаций, долгих и трудных. Сейчас у них замечательная семья, четверо детей, они вместе!  Их мальчик уже закончил 9 класс. И каждый раз, когда я их вижу, я понимаю, что в том, что семья не распалась, есть и частичка моего труда.

Дети с особыми образовательными потребностями умеют и могут научиться практически всему. Они рисуют, танцуют, лепят, шьют, занимаются спортом. Нас в классической дефектологии учили, что дети с нарушениями интеллекта никогда не смогут научиться танцевать,  они страдают моторной неловкостью, но  Вы посмотрите на наших детей  - они участвуют в танцевальных батлах, поют, декламируют стихи со сцены. Совсем как дети с нормой развития. Да, кому-то может показаться, что они неидеально все делают. Но мы считаем, что если такой ребенок вышел на сцену и сделал хотя бы два па, то ему уже нужно аплодировать.

Работать надо не уставая и не переставая. Всегда.